ТОВАРОВЕДЕНИЕ ПРОМЫШЛЕННЫХ ТОВАРОВ
ТЕКСТИЛЬНЫЕ, ШВЕЙНЫЕ, ТРИКОТАЖНЫЕ ТКАНИ И ТОВАРЫ
Текстильные, швейные, трикотажные ткани и товары

 

 

 

Товароведение промышленных товаров


Несмотря на существенные отличия природных условий тех мест, где развиваются промыслы, несмотря на подчас большую удаленность их друг от друга, несмотря, наконец, на разницу в особенностях местожительства, образа жизни, быта таких мастеров, как, например, Петухов и Зуев, представляющие русский Север, Медянцева, Зоткин, Ковкина, живущие в средней полосе России, жостовские художники, трудящиеся под Москвой, Краснояров и Веселов из Заволжья, их творчество, как и все народное искусство России, проникнуто постоянным и неизменным художественным единством, целостностью, обусловленными общими для всех чертами, одним и тем же этническим сознанием, объединяющим все-эти разновидности творчества. Их бесспорная общность даже при поразительном эстетическом своеобразии каждого из этих промыслов указывает на принадлежность их всех к одной и той же национальной культуре, в которой они возникли и получили развитие. Никак не спутаешь эти изделия, например с произведениями китайского народного искусства, или индийского, или западноевропейских стран. У каждого из них совершенно иной дух и характер. Промыслы, о которых здесь шла речь,— это ветви одного дерева. И дерево это поднялось на русской почве.

Взять, к примеру, Е. В. Честнякова, лишь недавно открытого уникального живописца, любую из его картин, хотя бы «Вход в Город Всеобщего Благоденствия». Она очень близка народному искусству своей непосредственностью, полным отсутствием фотографизма, сильно выраженным условным характером (на полотне сказочные существа, телеги без лошадей, они едут сами, дома меньше людей). При этом произведение не теряет главного — своей выразительности, глубоко правдивого раскрытия темы. Хотя масштаб предметов намеренно изменен — здесь все верно. Это не столько внешний мир, сколько внутренний, точно переданная художником внутренняя атмосфера радости, праздника, торжества, отражение которой мы видим на каждом лице. Художник не стремится воздействовать на зрителя композиционными приемами, поразить профессиональными ухищрениями, техникой. Здесь множество персонажей, но мы чувствуем их взаимные отношения. Это деревенский коллектив, это праздник, в котором участвуют все, заражая друг друга весельем. Честняков был приобщен к городской культуре, даже к столичной, учился в Академии художеств. И все же, несмотря на академическое образование, он остался художником деревни, глубинно народным художником. Причем даже в тех случаях, когда в названиях картин он указывал, что на них изображен город, мы все-таки видим ту же деревню, близкую его сердцу, и тех же крестьян и крестьянок из его родных мест. В его работах сильно ощущается самобытное, национальное русское начало. Честняков не отошел и от истоков народного искусства, которому свойственно плоскостное изображение.

.