ТОВАРОВЕДЕНИЕ ПРОМЫШЛЕННЫХ ТОВАРОВ
ТЕКСТИЛЬНЫЕ, ШВЕЙНЫЕ, ТРИКОТАЖНЫЕ ТКАНИ И ТОВАРЫ
Текстильные, швейные, трикотажные ткани и товары

 

 

 

Товароведение промышленных товаров


С этой же целью Зуев накладывает на металл смальту, причем порой цветную, подчеркивая, оттеняя тем самым его «фактуру», при этом еще более выявляются природные свойства железа. Вообще-то говоря, мысль о возможности дополнения металла цветом не такая уж новая. Все мы знаем из прошлого художественной обработки металла, да и наблюдая современный процесс в этой области, о сочетании с металлом цветных эмалей. Однако, во-первых, при сочетании эмалей с металлами применяют преимущественно металлы только благородные — золото с серебром — или их заменители — медь, томпак, алюминий, бронзу. А во-вторых, в таких композициях ведущую роль играют эмали, а металлу отводится роль подсобная, он служит своего рода аккомпанементом. В зуевских же кованых изделиях, обогащенных цветом, главенствующая роль остается, за железом с сохранением его замечательного черного цвета с матовой, бархатистой поверхностью. Иных же цветов совсем немного, и в общей цветовой мелодии они являются лишь подголоском. Цвет здесь участвует на первый взгляд в виде случайных пятен, случайных по расположению, по величине, по очертанию. Благодаря этому цветовое оформление приобретает черты непосредственности, естественности. Но в искусстве, как известно, ничего случайного не бывает: размещение на светильнике цветовых пятен, их величина и все прочее, включая оттенки,— дело рук автора изделия.

Взять, к примеру, Е. В. Честнякова, лишь недавно открытого уникального живописца, любую из его картин, хотя бы «Вход в Город Всеобщего Благоденствия». Она очень близка народному искусству своей непосредственностью, полным отсутствием фотографизма, сильно выраженным условным характером (на полотне сказочные существа, телеги без лошадей, они едут сами, дома меньше людей). При этом произведение не теряет главного — своей выразительности, глубоко правдивого раскрытия темы. Хотя масштаб предметов намеренно изменен — здесь все верно. Это не столько внешний мир, сколько внутренний, точно переданная художником внутренняя атмосфера радости, праздника, торжества, отражение которой мы видим на каждом лице. Художник не стремится воздействовать на зрителя композиционными приемами, поразить профессиональными ухищрениями, техникой. Здесь множество персонажей, но мы чувствуем их взаимные отношения. Это деревенский коллектив, это праздник, в котором участвуют все, заражая друг друга весельем. Честняков был приобщен к городской культуре, даже к столичной, учился в Академии художеств. И все же, несмотря на академическое образование, он остался художником деревни, глубинно народным художником. Причем даже в тех случаях, когда в названиях картин он указывал, что на них изображен город, мы все-таки видим ту же деревню, близкую его сердцу, и тех же крестьян и крестьянок из его родных мест. В его работах сильно ощущается самобытное, национальное русское начало. Честняков не отошел и от истоков народного искусства, которому свойственно плоскостное изображение.

.