ТОВАРОВЕДЕНИЕ ПРОМЫШЛЕННЫХ ТОВАРОВ
ТЕКСТИЛЬНЫЕ, ШВЕЙНЫЕ, ТРИКОТАЖНЫЕ ТКАНИ И ТОВАРЫ
Текстильные, швейные, трикотажные ткани и товары

 

Удивляйте близких в Иваново доставкой букетов хоть каждый день с https://bflorist.ru/574-ivanovo-dostavka-cvetov! Цены, доступные каждому.

 

 

Товароведение промышленных товаров


Взять, к примеру, Е. В. Честнякова, лишь недавно открытого уникального живописца, любую из его картин, хотя бы «Вход в Город Всеобщего Благоденствия». Она очень близка народному искусству своей непосредственностью, полным отсутствием фотографизма, сильно выраженным условным характером (на полотне сказочные существа, телеги без лошадей, они едут сами, дома меньше людей). При этом произведение не теряет главного — своей выразительности, глубоко правдивого раскрытия темы. Хотя масштаб предметов намеренно изменен — здесь все верно. Это не столько внешний мир, сколько внутренний, точно переданная художником внутренняя атмосфера радости, праздника, торжества, отражение которой мы видим на каждом лице. Художник не стремится воздействовать на зрителя композиционными приемами, поразить профессиональными ухищрениями, техникой. Здесь множество персонажей, но мы чувствуем их взаимные отношения. Это деревенский коллектив, это праздник, в котором участвуют все, заражая друг друга весельем. Честняков был приобщен к городской культуре, даже к столичной, учился в Академии художеств. И все же, несмотря на академическое образование, он остался художником деревни, глубинно народным художником. Причем даже в тех случаях, когда в названиях картин он указывал, что на них изображен город, мы все-таки видим ту же деревню, близкую его сердцу, и тех же крестьян и крестьянок из его родных мест. В его работах сильно ощущается самобытное, национальное русское начало. Честняков не отошел и от истоков народного искусства, которому свойственно плоскостное изображение.

Совершенно по-иному, как мы уже знаем, сложилась жизненная и творческая судьба Екатерины Константиновны Медянцевой, в прошлом учительницы школы и своем родном селе, ныне пенсионерки. Говорилось выше и о том, что в окружающей местности, во всяком случае на ее памяти, промысла соломоплетения не существовало, более того, ей не довелось в течение всей жизни увидеть какие-либо поделки из соломы. Ее карьера в области соломоплетения началась случайно. Вполне понятно, что первые ее изделия далеки были от совершенства, хотя и вызвали успех. На первых порах не могла миновать она стадии откровенного натурализма, тогда в погоне за максимальным сходством с Моделями своих изделий неумеренно прибегала она к другим материалам — картону для изображения человеческих лиц, пестрым матерчатым лоскуткам для имитации головных платков и отдельных частей костюма и пр. Однако скоро все это осталось позади: на помощь пришли творческая интуиция, упорство в экспериментировании, прирожденный вкус и общая культура. Вообще-то всегда стремилась она что-нибудь интересное, красивое сделать, умела ткать, шить, вышивать.

.