ТОВАРОВЕДЕНИЕ ПРОМЫШЛЕННЫХ ТОВАРОВ
ТЕКСТИЛЬНЫЕ, ШВЕЙНЫЕ, ТРИКОТАЖНЫЕ ТКАНИ И ТОВАРЫ
Текстильные, швейные, трикотажные ткани и товары

 

Подставка для ног там.

 

 

Товароведение промышленных товаров


Взять, к примеру, Е. В. Честнякова, лишь недавно открытого уникального живописца, любую из его картин, хотя бы «Вход в Город Всеобщего Благоденствия». Она очень близка народному искусству своей непосредственностью, полным отсутствием фотографизма, сильно выраженным условным характером (на полотне сказочные существа, телеги без лошадей, они едут сами, дома меньше людей). При этом произведение не теряет главного — своей выразительности, глубоко правдивого раскрытия темы. Хотя масштаб предметов намеренно изменен — здесь все верно. Это не столько внешний мир, сколько внутренний, точно переданная художником внутренняя атмосфера радости, праздника, торжества, отражение которой мы видим на каждом лице. Художник не стремится воздействовать на зрителя композиционными приемами, поразить профессиональными ухищрениями, техникой. Здесь множество персонажей, но мы чувствуем их взаимные отношения. Это деревенский коллектив, это праздник, в котором участвуют все, заражая друг друга весельем. Честняков был приобщен к городской культуре, даже к столичной, учился в Академии художеств. И все же, несмотря на академическое образование, он остался художником деревни, глубинно народным художником. Причем даже в тех случаях, когда в названиях картин он указывал, что на них изображен город, мы все-таки видим ту же деревню, близкую его сердцу, и тех же крестьян и крестьянок из его родных мест. В его работах сильно ощущается самобытное, национальное русское начало. Честняков не отошел и от истоков народного искусства, которому свойственно плоскостное изображение.

Отмеченным выше свойством «неподатливости» соломы предопределяется условная природа искусства ее художественной обработки, а в условном искусстве роль зрителя особо активная хотя и в каждом подлинном произведении искусства автор выражает свой замысел далеко не во всех подробностях и зрителю приходится «домысливать» произведения, т. е. проявить активность в его осмыслении. В данном случае эта необходимая работа зрителя усложняется спецификой материала. В качестве иллюстраций приведенного положения можно указать на представляющий несомненную удачу пензенской художницы прием конструирования головы человеческой фигуры в виде энергично скрученного узлом пучка соломы. Строго говоря, форму человеческой головы соломенный узел этот, как таковой, нисколько не напоминает, но то ли в силу правдоподобного соотношения по величине силуэтов головы и фигуры в целом, то ли вследствие фактурных особенностей соломы, «трепетности» внешнего ее вида, только провоцируется у зрителя такое впечатление, не сдерживаемое «объективными» данными.

.